Меню
Разделы
Религия [4]
Государство [2]
Общество [27]
Культура [31]
История [11]
Новости организации [4]
Архив
Соц. сети
Наш опрос
Нужен ли сайту форум?
Всего ответов: 17
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Форма входа
Нас читают
/free counters
Каталоги
Top.Riall.ru Топ100- Общественные науки
Главная » 2009 » Декабрь » 12 » Андрей Кураев: «На нашей стороне — гений русского языка»
03:36
Андрей Кураев: «На нашей стороне — гений русского языка»
1 апреля 2010 года в 19 регионах Российской Федерации начинается уникальный эксперимент – преподавание «Основ религиозной культуры и светской этики». Естественно, новый учебный предмет невозможно представить без учебника. И православные, похоже, уже определились, по какому учебнику их дети будут изучать «Основы православной культуры» – это «учебник Кураева», как его уже успели назвать в православной среде (хотя сам о. Андрей категорически от этого названия открещивается).

«Это – очень необычный проект, – заявил протодиакон Андрей Кураев в интервью «Церковному вестнику», говоря о новой школьной дисциплине – «Основах религиозной культуры и светской этики». – Во-первых, уроки будут проводиться в светской школе, а не в церковной. Во-вторых, сам предмет – не Закон Божий, а светский предмет. Перед нами как авторами курса «Основ православной культуры» стоит непростая задача: подготовить ознакомительный материал по православию, который светские педагоги на светском языке будут представлять светским детям.

Как видите, ключевое слово – «светский», – поясняет о. Андрей. – Церковь вряд ли сможет участвовать в подборе педагогов и даже в их переподготовке. И все же мы идем на это. Мы считаем, что у этого эксперимента есть две важнейшие цели: во-первых, доказать, что в светской и многонациональной школе возможен разговор о православной культуре, а во-вторых, доказать, что если класс будет разделен по интересам к той или иной религиозной и культурной традиции, это не приведет к межнациональным конфликтам. В условиях глобализации очень важно найти пути сохранения своей культурной, национальной и религиозной идентичности. При этом не менее важно показать, что на этом пути мы не будем обижать людей с другим самосознанием.

Поэтому такой большой акцент в ходе эксперимента делается на сохранении свободы выбора. Свобода выбора обеспечивается на трех уровнях. Первый – регионы участвуют в эксперименте только по своему собственному согласию. Вначале предполагалось, что эксперимент охватит 18 регионов, но затем к нему по собственной инициативе присоединилась Еврейская автономная область. Второе – не все школы региона обязаны участвовать в эксперименте, у них есть право отказаться. И третье – родители могут выбрать, на какой из модулей отправить своего ребенка: будет ли он изучать основы православной культуры, исламской культуры, буддистской, иудейской, или же обзорный курс «Религии России», или же курс светской этики.

Отсюда вытекает, – продолжает о. Андрей, – еще одна особенность: у курса «Основ православной культуры» будут альтернативы, и самая серьезная из них – светская этика. Кстати, есть основание считать, что большинство родителей, которые сегодня голосуют за светскую этику, думают, что это будет курс этикета. Они полагают, что на этих уроках детишек будут учить, как вилку с ложкой держать. Но это совсем не так».

«При формировании курса, – рассказывает о. Андрей как один из авторов учебника, – я попробовал встать на точку зрения родителей, делающих выбор, и поэтому решил, что наш курс будет посвящен христианской этике. Задача – не просто рассказать о тех или иных фактах культуры, обычаях, привычках, а пояснить мотивации человека, у которого есть православные убеждения. И поэтому многие темы в курсах светской этики и православной культуры будут пересекаться.

Следующая особенность этого курса, – продолжает автор, – состоит в том, что вести его будут светские педагоги. 4-й класс – это начальная школа, где одна и та же учительница ведет все уроки, кроме физкультуры. Из этого следует, что учебник «Основы православной культуры» должен быть интересен для самого педагога. В нем не должно быть ничего такого, что может вызвать недоумение или иронию у неверующего учителя, которого поставили вести этот предмет.

Так, – поясняет о. Андрей, – в нашем учебнике вы не встретите пересказ библейского сюжета о сотворении мира и жизни. Потому что на уровне 4-го класса библейские тексты можно пересказать, только сильно упрощая, без объяснения глубины, которая за ними стоит. А это может спровоцировать некоторых педагогов на восприятие библейского слова просто как некой древнееврейской сказки.

По этой же причине не будет отдельной главы о догмате Троицы, – продолжает автор учебника. – Потому что я не могу представить себе, как светский педагог, не чувствующий тайну нашей веры, будет это объяснять детям. Разговора о Литургии тоже не получится, чтобы не профанировать нашу святыню: как можно рассказать о том, что такое пить кровь Христа, неверующим детям, у которых нет церковного опыта причастия? Здесь я считаю важным вспомнить о такой практике Древней Церкви, как disciplina arcana, оберегающая святость и величие христианских таинств.

Важно подчеркнуть: мы участвуем в сложном и опасном эксперименте. Наши оппоненты говорят, что это – клерикализация школы, но на самом деле это – секуляризация нашей церковной проповеди. Да, нам важно на светском языке уметь свидетельствовать и о нашей вере, и о нашем мире, но этот путь – трудный».

Святейший Патриарх своим указом создал недавно редакционную коллегию и редакционный совет по подготовке учебника для этого курса. «К сожалению, – сетует о. Андрей, – только две рукописи поступили на рассмотрение в редакционную коллегию. Одна из них принадлежит доктору педагогических наук Людмиле Шевченко. Она – признанный специалист в этой области, по ее учебникам преподают в десятках епархиальных школ. Вторая рукопись подготовлена непосредственно редколлегией, и многое мне пришлось делать самому.

Однако было бы серьезной ошибкой называть вторую рукопись «учебником Кураева», это не так, – подчеркивает о. Андрей. – Текст десятки раз переделывался, работа над ним велась даже в Интернете: десятки педагогов прислали сотни важных замечаний».

«Учебник Шевченко, – рассказывает о. Андрей, – рассчитан на то, что читатель заранее считает себя на 100% православным и готов впитать в себя все, что ему будет сказано.

Мне же казалось важным то, что для многих родителей этот учебник будет первой книгой о христианстве. Признаюсь, в некоторых случаях я намеренно завышал уровень текста для четвероклашек, исходя из того, что этот текст должен быть убедителен и для родителей, и для учителей. Четвероклассник не оценит построение той или иной фразы, тот или иной аргумент, но взрослый человек сможет это оценить.

16 ноября на заседании редакционной коллегии были рассмотрены обе рукописи. Все, кто читали рукопись Шевченко (те, кто не читали, воздержались), сказали: «Нет, это не годится». И единогласно поддержали вариант, который разрабатывался группой под моей редакцией.

После этого была проведена повторная экспертиза этих учебников рабочей экспертной группой, созданной Синодальным отделом религиозного образования и катехизации. Эксперты единогласно приняли решение отклонить учебник Шевченко и поддержать наш проект. В экспертную группу входили такие авторитетные специалисты, как доктор педагогических наук Игорь Метлик, заведующая кафедрой социальной педагогики Свято-Тихоновского университета Татьяна Склярова, прот. Александр Салтыков, член-корреспондент Российской академии образования Виктор Слободчиков.

Помимо этого, у нашего учебника имеется внушительная папка позитивных отзывов, в т. ч. от руководителя Федерального агентства по делам молодежи Василия Якеменко, четырех академиков Российской академии образования, в т. ч. Александра Асмолова, ряда известных профессоров различных университетов и опытных школьных педагогов».

Во второй половине декабря, продолжает свой рассказ о. Андрей, состоится заседание редакционного совета; его задача – подтвердить научную доброкачественность текста. По словам протодиакона Андрея Кураева, в совет входят специалисты высочайшей квалификации – ректор МГУ Виктор Садовничий, декан исторического факультета МГУ Сергей Карпов, ректор Литературного института Борис Тарасов и другие. «Редакционная коллегия – это, так сказать, рабочие лошадки, они несут основную нагрузку, – поясняет о. Андрей. – А редакционный совет – это своего рода цензоры. Их задача – подтвердить, что к детям не попадет ничего плохого, вреда не будет. Для Церкви будет важно, если столь авторитетные люди дадут свое добро. Согласитесь, невозможно преподавать культуру православия в школе, если лидеры культурного сообщества возражают против данного проекта или его конкретного воплощения. Поэтому они должны познакомиться с учебником заранее, и если у них будут замечания, мы должны их учесть».

Министерство образования и науки ориентировало разработчиков учебников по всем 6 модулям на 1 декабря, рассказывает о. Андрей. К этой дате рукописи должны быть сданы, и после этого месяц отводится на издательскую подготовку. С 1 по 10 января готовые макеты учебников передаются другим авторским группам для ознакомления.

«Это значит, – говорит о. Андрей, – что мы должны прочесть пять других учебников, подготовленных мусульманами, иудеями и т. д. Авторы этих учебников, со своей стороны, читают наш текст. Главная задача на этом этапе – подтвердить, что упоминание православия в учебниках других модулей является адекватным и уважительным. Мы должны быть уверены в том, что если православие упоминается в учебнике светской этики, то это – не карикатура. Точно так же, если в православном учебнике упоминаются мусульмане или иудеи, то сами мусульмане и иудеи должны подтвердить, что эти упоминания адекватны. Из учебников не должны торчать ядовитые колючки, которые могут кого-то поранить.

10 января будет съезд т. н. тьюторов. Министерство образования собирает 700 педагогов из 19 регионов, в которых будет проходить эксперимент, чтобы показать им учебники и провести одно- или двухнедельные занятия. Это означает, что к 10 января должны быть представлены готовые макеты учебников, пусть еще и не прошедших типографский станок. Потом эти 700 педагогов станут обучать тысячи учителей в своих регионах».

«Наши учебники не могут быть абсолютно религиозно нейтральными по многим причинам, – признался недавно о. Андрей в интервью «Русскому обозревателю». – Одна из них – написание имен, выбор буквы. Ну, скажем, у буддистов принято слово «Учение» писать с большой буквы, у мусульман или христиан этого нет. Слово «Бог» – с большой буквы или с маленькой? Слава Богу, по этому вопросу сейчас есть консенсус.

Дальше: как иные имена писать? Муса, Моисей, Моше? На уроке основ православной культуры или даже светской этики, скорее всего, будет «Моисей».

Скажем, такие выражения, как «Ветхий Завет». В иудаизме нет понятия «Ветхий Завет»: у них те же книги называются «Танах». Есть вещи, которым не избежать определенной конфессиональной окраски. Поэтому предлагается определенный выбор. Но есть при этом очень жесткие ограничения. Недопустима никакая критика соседей. Ты можешь излагать свои верования, но не упоминай критически ни о ком, не говори, что наша вера лучше, чем соседская.

По этой причине, например, – поясняет о. Андрей, – мне в своем учебнике пришлось опустить классический рассказ о том, как князь Владимир выбирал христианскую православную веру. Для меня большая методическая проблема, как объяснить детям, как Ветхий Завет относится к Новому; при этом, если этот текст попадет на глаза соседскому мальчику-иудею, чтобы для него это не было обидно.

В проповеди в храме я могу сказать, что Ветхий Завет – педагог ко Христу, это – детский сад; люди повзрослели, и тогда пришла полнота времен. Ну а если еврейский мальчик услышит это в классе и спросит: «Это что, вы нас считаете недоразвитыми?» Это невозможно. Поэтому я очень хочу, чтобы эту главу посмотрели бы и мои коллеги, которые пишут иудейский учебник, посоветовались бы.

При всем при том на нашей стороне, на стороне православных авторов, есть огромное преимущество, о котором, кажется, еще не догадывается Министерство образования. На нашей стороне – гений русского языка. Потому что ведь все учебники будут на русском языке. А как вы думаете, сколько есть на русском языке стихотворений христианских, а сколько – буддистских? Ну, может, у Бориса Гребенщикова что-нибудь, но и то он буквально вчера заявил, что он – православный. А на нашей стороне – стихи Пушкина, Лермонтова».

Источник: KMnews
Категория: Культура | Просмотров: 400 | Добавил: DarkBrah | Теги: основы религиозной культуры, Кураев, русский язы | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск
ПОЭЗИЯ
Партнёры
Участвуй!
платные опросы
Время

«  Декабрь 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Хозрасчёт
Друзья сайта
  • Недвижимость, ремонт
  • Дом краски Георгия Селезнёва
  • Кабинет Машкова Юрия
  • Марьяна шептунья

  • © 2017 Культурное наследие Руси
    Дизайн DarkBrah